Состав сборной СССР

Результат матча

Детали

Дата League Сезон
20.02.1988 Товарищеские матчи 1988

Составы команд

Обзор матча

Отчёт о матче

ПОКА — ПУНКТИРНЫЕ ЛИНИИ

На телеэкране зажглось «Италия — СССР — 3:1», и мы стали смотреть второй тайм товарищеского матча двух финалистов европейского чемпионата, постепенно отходя от коньков, лыж, хоккея и прочего, что предлагает нам телевидение в трансляциях из Калгари.

3:1 — это много. Хотелось увидеть, как эти цифры возникли. Нам показали. Правда, в самом сжатом виде, лишь заключительные отрезки эпизодов, завершившихся голами. Появившиеся на следующий день после матча в Шереметьево очевидцы и участники встречи дополнили картину.

Как получилось, что Дасаеву пришлось бросаться в ноги выходившему на ударную позицию Виалли? Оказывается, Виалли украл мяч, несильно посланный вратарю полузащитником Яковенко в безобидной ситуации. Небрежность обернулась нарушением правил в штрафной: Дасаев зацепил правую ногу обводившего его форварда, и — пенальти.

Нет необходимости считать моменты, возникавшие во втором тайме. Забить могли Пасулько, дважды Литовченко, Де Наполи в контратаке. Но забил в конце встречи после розыгрыша штрафного Бергоми: его высокий прыжок «проспал» Алейников, и Дасаев поворотом головы «зафиксировал» взятие ворот.

Не в моментах дело.

Не могу судить, как проходила игра в первом тайме (говорят, в достаточно равной борьбе, в которой итальянцам не позволяли использовать их главное оружие — даже на своем поле — мощные контратаки, но и сами при этом практически ничего не создавали), но во втором все видели, как хозяева опережали наших футболистов едва ли не в каждом игровом эпизоде, будь то в обороне, в средней линии или же в атаке. Безусловно, обилие брака со стороны игроков советской сборной говорит прежде всего о разных уровнях готовности на этот период года. Удивительного в этом ничего нет. Чемпионат Италии идет полным ходом, команды провели несколько туров во втором круге, кубковые матчи. Наши пока тренируются.

Выскажу парадоксальную, быть может, мысль. На мой взгляд, результат — не игра, а результат — был бы лучше, если бы матч был проведен не в конце, а в середине двадцатидневных сборов в Италии. Последний день после длительной и напряженной тренировочной работы, когда мысли уже о доме, — в психологическом плане не самый удачный для серьезных репетиций. Кстати, это могут подтвердить многие тренеры команд высшей лиги на примере южных сборов, длящихся по две обычно недели. Если команде завтра улетать, а сегодня играть — матч чаще всего не получается, хотя до этого все было вроде бы в порядке.

Правда, все это не снимает с игроков ответственности за результат. Матч важный, с сильным соперником, результат входит в реестр выступлений национальной сборной, публика у телевизоров переживает. Счет 1:4 будет маячить теперь в графе поражений команды так же, как, к примеру, прошлогоднее поражение в Тбилиси от шведов 1:3, хотя горечь от того поражения быстро улетучилась после успешных выступлений в отборочных матчах чемпионата Европы. Хотелось бы надеяться, что и 1:4 в конце июня, скажем, мы будем вспоминать лишь как неудачно проведенную на публике тренировку.

Нужно ли было вообще проводить столь серьезный матч в Италии? Полагаю, если даже забыть его заданную необходимость (главное условие пребываний советской команды в Италии), что нужно. Конечно, можно было ограничиться набором малоквалифицированных соперников, в играх с которыми отрабатывались тактические варианты, но уходить от риска сложной и ответственной встречи не следовало. Других посмотреть и себя… посмотреть. Самим — себя. Пусть присутствовавшие на игре тренеры Беккенбауэр, Михелс, Робсон, Пионтек делают какие угодно выводы, хотя они, как специалисты опытные, достаточно объективно оценивают ситуацию, прекрасно сознавая, что на данном временном отрезке сборная СССР выше головы прыгнуть не могла. Но результат, а главное — игра, отношение к ней должны спустить ее участников поближе к земле и напомнить о том, что через три с половиной месяца предстоит такое «маленькое» событие, как финал чемпионата континента. Пусть 20 февраля будет досадным эпизодом.

Обрадовало, что тренеры сборной высоко оценивают отношение всех пребывавших в Италии футболистов к тренировочным будням. Работали с желанием, добросовестно, напряженно, и была просьба к некиевским игрокам передать своим тренерам слова благодарности за вполне удовлетворяющее отношение к делу.

Тренеры сборной пригласили в Италию почти всех, кого хотели, за исключением некоторых футболистов олимпийской команды, работающей по своей программе. В этом плане Лобановский может только позавидовать своему итальянскому коллеге Вичини, который вызывает из клубов всех игроков, кого он желает видеть в своем распоряжении, в том числе и олимпийцев, у которых сохранились шансы на выход в финал футбольного турнира Олимпиады-88.

— Игра с итальянцами осталась занозой, — сказал один из ветеранов сборной Владимир Бессонов (встреча с Италией была для него 67-й, больше него из нынешнего состава сыграл лишь Дасаев — 78). — Работа наша в Италии спорилась, все шло замечательно, и, думаю, именно это обстоятельство позволило многим из нас подойти к матчу с переоценкой собственных сил и недооценкой сил соперника. Конечно, досадные промахи в обороне в первом тайме выбили из колеи, но недоставало нам страсти в игре, жажды спасти ее. Хороший урок.

Если для Бессонова сборная — дело привычное, то для защитника из «Жальгириса» Вячеслава Сукристова это был первый вызов в национальную команду.

— Все для меня было необычным и на первых порах трудным, — рассказал он. — Необычны методы тренировочной работы, к которым новичку сложно привыкнуть. Полагаю, что привык. Коллектив сборной понравился отношением к работе. Результат матча, думаю, не совсем логичен.

— Условия для занятий нам были созданы почти идеальные, и грех был бы не воспользоваться ими, — отметил Валерий Лобановский.

— Первую половину сбора мы работали в местечке Чокко, на базе современного спортивного комплекса с залами и футбольными полями, вторую — на тренировочной базе Итальянской федерации футбола в Коверчиано. Все, что запланировали, сделали, и настроение наше было бы намного лучше, не случись такой казус в Бари. Не имели мы права проигрывать так крупно. 4:1 обычно отражает подавляющее преимущество победителей. Его не было, но выводы из поражения, надеюсь, все мы сделаем верные.

Больше информации о состоянии команды мы получим после товарищеского матча 23 марта с греками на их поле, еще больше — после турнира четырех в Западном Берлине: 31 марта мы играем с чемпионами мира аргентинцами, а 2 апреля, в зависимости от результата, либо с победителем, либо с проигравшим в паре ФРГ — Швеция.

А. ГОРБУНОВ. Еженедельник «Футбол-Хоккей» №9, 1988