21.06.2000,
Чемпионат Европы

Результаты события

Обзор матча

Полный матч

1 тайм

2 тайм

Отчет о матче

КОГДА СМОТРИШЬ ТРИЛЛЕР, А ЧУВСТВУЕШЬ: МЫЛЬНАЯ ОПЕРА

Своего рода символом матча стала замена Виейра на Дешама, произведенная Роже Лемерром в добавленное время. Вдумайтесь: проигрывавшая команда, вместо того чтобы броситься на последний штурм, воровала секунды у самой себя!

У этого матча были все внешние признаки классического футбольного триллера. Пять голов, в том числе с немыслимого по красоте штрафного в исполнении Франка де Бура. Лихо закрученный сюжет, дважды выводивший вперед проигравших в итоге чемпионов мира. В конце концов, пять желтых карточек тоже должны свидетельствовать о непримиримости соперников. Но при этом все 90 минут ни на секунду не оставляло ощущение, что это — не триллер, а мыльная опера, эпилог которой уже написан и известен участникам. А стало быть, какими бы поворотами игра ни изобиловала, победит тот, кому это нужнее. Голландия.

Я далек от мысли о прямом сговоре голландцев и французов. Иначе Давидс, Коку, Дюгарри, Десайи и Виейра не нахватали бы предупреждений, многие из которых, получаемые за грубые удары или задержки руками в центре поля, были верхом абсурда. Просто в обеих командах все давным-давно просчитали, как шахматисты, на несколько ходов вперед. Это было очевидно уже при знакомстве со стартовыми составами. Французы выпустили девятерых (!) резервистов, разбавив их лишь Десайи и Виейра. Зидан, Анри, Блан, Бартез, Джоркаефф, Лизаразу, Тюрам — все лидеры остались на скамейке запасных рядом с Лемерром. Хозяева — впрочем, номинально голландцы считались на своей «Арене» гостями, — наоборот, бросили в бой отборных гвардейцев, среди которых не было лишь травмированных ван дер Сара, Райцигера и Рональда де Бура, а также дисквалифицированного ван Бронкхорста. На поле пришлось выйти даже едва оправившемуся от повреждений на лице Стаму. А также ветерану Бергкампу, которому, пользуясь случаем, вполне можно было бы дать передохнуть.

«ОРАНЖЕВЫМ» БЕЛЬГИЯ НЕ ПО ДУШЕ,
А «ТРЕХЦВЕТНЫМ» — В САМЫЙ РАЗ

Но Франку Райкаарду надо было во что бы то ни стало выигрывать. Случись ничья или поражение, и голландцам пришлось бы на две (а в худшем случае — одну, последнюю) игры переезжать в соседнюю Бельгию. Здесь за их спинами — безбрежное «оранжевое» море, поющее во время матчей национальный гимн, а там — океан типично соседской неприязни, усиленной еще и неудачей собственной сборной. Голландцы, играющие четвертьфинал Euro-2000 в Бельгии, — все равно что сборная Украины, которая бы после 9 октября прошлого года приехала проводить стыковые игры со Словенией в Москву…

— Как можно хотеть играть на нейтральном поле, если есть возможность остаться дома? — вот так по-одесски, вопросом на вопрос, ответил за день до матча на голландской базе в Хендерлоо Патрик Клюйверт на чуть наивную реплику одного моего коллеги, поинтересовавшегося: «А вам действительно так хочется играть в Голландии?»

Уже после игры Эдгар Давидс добавил:

— Если вы смотрели сегодня на эти фантастические «оранжевые» трибуны, вам все должно было стать ясно. А кроме того, нам не придется никуда переезжать с базы, к которой мы привыкли. Это был бы пусть и незначительный, но тоже дискомфорт. А на таких супертурнирах решающую роль порой играют мелочи, на которые никто поначалу не обращает внимания.

Лучшим свидетельством искренности Давидса стал крупный план лица «Питбуля», появившийся на огромном табло «Арены» перед стартовым свистком. Все, кто видел этот жуткий оскал напряжения и какого-то звериного желания перегрызть горло сопернику (а ведь при этом еще и глаза были скрыты за его привычными темными очками), поняли: от этого человека не будет пощады никому. А позже Давидс пять или шесть раз начинал отчаянные дискуссии с арбитром, что прокомментировал так:

— Хотел уточнить у него пару моментов. Но ведь я при этом не был агрессивен и каждый раз обращался к Фриску уважительно. Потому он и позволял мне говорить.

Конечно, далеко не все голландцы были настроены столь яростно. Но чтобы перебороть расслабленных и лишенных победной мотивации французов, было достаточно сверхусилий хотя бы нескольких ключевых игроков. И такие — в лице Давидса, Бергкампа, Клюйверта, Франка де Бура и Зендена — нашлись.

В ИНТЕРВЬЮ «СЭ» ДЖОРКАЕФФ НЕ СКРЫВАЛ:
«СЕГОДНЯ ДОВОЛЬНЫ ВСЕ!»

Как выяснилось, не упускали из вида территориальный фактор не только голландцы, но и французы! Только им, чтобы чувствовать себя комфортнее, надо было проигрывать. Когда после матча я подошел к Юрию Джоркаеффу, улыбавшийся во весь рот самый «наш» из французов, для проформы сказав, что счет 2:2 был бы более справедливым, затем — без тени смущения — добавил:

— Сегодня все довольны: голландцы остаются дома, а мы возвращаемся в Бельгию, которая совсем близко от Франции.

И, похлопав меня по плечу, Джоркаефф отправился в командный автобус, где все его партнеры по сборной находились в схожем расположении духа.

Во время послематчевой пресс-конференции на проигравшего тренера обычно бывает больно смотреть. Переживая неудачу, наставники ведут себя по-разному. Англичанин Киган искренне пытается размышлять, как такое могло произойти, но при этом не теряет чувства юмора. Испанец Камачо обвиняет всех, кроме себя, и раздраженно бросает журналистам, что те ничего не понимают в футболе. Немец Риббек тоном провинциального трагика произносит шаблонные и бессмысленные фразы. Но даю голову на отсечение — француз Лемерр вообще не испытывал никаких переживаний! На встрече с журналистами он выглядел чрезвычайно флегматичным и довольным жизнью человеком. И первые его слова: «Мы разочарованы, что уступили» были произнесены таким вальяжно-добродушным тоном, что зал, не сговариваясь, «хором» заулыбался. Многие с трудом сдерживали смех.

Проигравшие тренеры обычно скупы на комплименты — будь то сопернику, себе, игре или болельщикам. Лемерр, наоборот, не жалел красок: «Две великолепные команды», «Изумительный спектакль», «Феноменальный штрафной де Бура», «Фантастическая оранжево-синяя атмосфера на трибунах». Несмотря на результат, он остался очень доволен игрой своей сборной, особо выделив Дюгарри, Пиреса и Виейра. В другой ситуации Лемерр, заговорив о Дюгарри, наверняка бы вспомнил загубленный форвардом при счете 2:1 выход втроем на одного вратаря…

«НОРМАЛЬНЫЕ» ФРАНЦУЗЫ НИКОГДА БЫ НЕ ДОПУСТИЛИ ГОЛА ЗЕНДЕНА

Все это ни в коем случае не говорит о том, что французские игроки сознательно стремились непременно потерпеть поражение. Тем же девяти дублерам — как до того итальянским и португальским резервистам — надо было доказывать Лемерру право на место в стартовом составе. И они — особенно в первом тайме — оставили очень приятное впечатление, отлично контролируя мяч и взаимодействуя. Скажем, умный и техничный Мику доказал: случись «пожарная» ситуация с травмой или дисквалификацией Зидана — кажущегося незаменимым лидера все же будет кому заменить.

Но все-таки разницу между французами «обычными» и «противоголландскими» легко было увидеть невооруженным глазом: техника и мышление остались, а железная дисциплина, жесткость и агрессивность исчезли. «Оранжевым» в центре поля было предоставлено столько свободы, сколько «трехцветные» в их нормальном состоянии никогда в жизни сопернику бы не подарили. Вы можете себе представить, например, чтобы в матче, по-настоящему важном, сборная Франции пропустила бы такой гол, каким получился третий голландский? Чтобы три защитника позволили мячу, пущенному через все поле вратарем, опуститься в ноги одного-единственного соперника, дежурившего на левом крае атаки — Зендена? После чего бы он без видимых усилий убежал от Десайи и Карамбе и «чужой» правой ногой, которая ему, как говорят футболисты, «помогает бегать», без проблем переиграл голкипера? Но именно так был забит победный мяч в этом веселом и зрелищном, но каком-то не совсем настоящем матче.

Команда Лемерра играла в свое удовольствие, а не на результат. Французы, которые в последние годы при всем своем исполнительском мастерстве стали символом прагматизма в достижении цели, на один вечер изменили себе. Получится выиграть — великолепно, красиво проиграем — тоже отлично. С такой философией победить сборную, перед которой стояла конкретная цель, было невозможно. Даже обыгрывая ее после первого тайма.

Задействовав всех резервистов, кроме третьего вратаря Раме, Лемерр добился и психологического результата, о котором рассказал в интервью «СЭ» тот же Джоркаефф:

— Когда 22 игрока проводят три недели вместе, но многие так и не получают шанса выйти на поле, это может подспудно повлиять на атмосферу в команде. А так каждый чувствует себя хоть в какой-то степени причастным к общему делу, у людей поднимается настроение и желание работать. Так что выход резервного состава — очень верный педагогический ход тренера.

Роже Лемерр, прощаясь с голландскими журналистами, заявил:

— Надеюсь, до встречи в финале!

Если такая встреча действительно состоится, один прогноз можно смело дать уже сейчас: у нее не будет ничего общего с тем, что имело место в среду вечером в Амстердаме. Другой стадион, другие французы — и совсем уж другой накал.

Сходство хотелось бы увидеть только одно — можно лишь мечтать, чтобы таким же лихим оказался сюжет. Представляете, как бы он смотрелся, если бы все происходило по-настоящему?!

Игорь РАБИНЕР — Спорт-Экспресс

Стадион

Амстердам АренА
Burgemeester Stramanweg, 1101 Amsterdam Zuid-Oost, Нидерланды